Вторник, 22.08.2017, 21:40
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Справочник Профессионала - Directory of professional  16+

Меню сайта
Категории раздела
Продукция с доставкой и наши услуги [10]
описание поставляемых товаров и услуг
Маркетинг, реклама, продажи [60]
Управление предприятием и кадровое дело [50]
Охрана труда [574]
Пожарная безопасность [41]
Промышленная безопасность [12]
Экологическая безопасность предприятия [2]
Строительство и технологии [7]
Государственный и муниципальный заказ [3]
Недвижимость [4]
Стандарты и регламенты [92]
Аварии и катастрофы [423]
Здравоохранение [1]
Образование [8]
Бухучет и налогообложение [2]
Увлечения [8]
Немного о разном [181]
Информация, Пресс-релизы и другое [32]
Пресс-релиз — сообщение для прессы — информационное сообщение, содержащее в себе новость об организации (возможно и частном лице), выпустившей пресс-релиз, изложение её позиции по какому-либо вопросу и передаваемое для публикации в СМИ. Чтобы добавить свой пресс-релиз используйте форму обратной связи.
История о людях [5]
НАШ ОПРОС
Просим Вас указать Вашу принадлежность к той или иной группе:
Всего ответов: 4803
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
 
 
 
 
 

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
 
Зарег. на сайте
Всего: 1205
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
Из них
Администраторов: 1
Модераторов: 1
Проверенных: 968
Обычных юзеров: 235
Из них
Парней: 877
Девушек: 328
TwitPic
СЕЙЧАС читают:
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Аварии и катастрофы

Экспедиции, лишавшие рассудка. Когда в путь пускались непрофессионалы.

Экспедиции, лишавшие рассудка.
Когда в путь пускались непрофессионалы. 
В.Иванов, преподаватель, ОБЖ № 3 2003 г.

Говоря о поведении человека в экстремальных условиях, как не припомнить историю таких походов, когда жертвами незнания обстановки и собственных опрометчивых поступков становились большие группы из десятков, а то и сотен людей?
В данном рассказе мы обратимся всего лишь к трем подобным ситуациям, ибо они наиболее известны. А на самом деле их было великое множество, и порой с куда более печальным исходом.

Несостоявшееся самоубийство
Здесь сразу уточним, что данный «великий поход» так и не состоялся, а потому и не закончился гибелью для его участников. Однако столь благополучному своему «завершению» он обязан только вмешательству и дару логического убеждения опытного и авторитетного человека.
Случилось это в начале 1934 года. Пароход «Челюскин», совершавший по Арктике первый грузовой рейс по новооткрытому Северному морскому пути, был затерт льдами в Чукотском море и лег в дрейф. 13 февраля ледовые поля раздавили его корпус. Экипаж и пассажиры успели покинуть судно и перебазироваться на лед, прежде чем оно пошло ко дну. На арктическом льду оказалось 104 человека - моряки, специалисты-полярники и бригады рабочих, ехавших на северные стройки. Среди них были и женщины с детьми.
Спасшиеся принялись обустраивать лагерь, благо успели эвакуировать с тонущего парохода достаточно имущества и припасов. Но, кое-как обустроившись и отогревшись, подняли вопрос: что делать дальше? Многие приходили к выводу: следует бросить это гиблое место и идти по льдам на лыжах на континент, до которого всего лишь полтораста километров ледового пространства, а там и до какого-нибудь чукотского селения недалеко.
Полярники эту идею не поддержали, однако она пришлась по вкусу некоторым морякам, а рабочие уже были настроены начать подготовку к походу и пуститься в путь через день-другой. План был таков: соорудить легкие санки, нагрузить на них палатки и припасы и тащить за собой. Весь путь, по расчетам, должен был занять неделю, ну пускай две.
- Берусь за сутки верст десять, а то и пятнадцать пройти, - заверил один из плотников. - Недели через две буду на берегу.
Пришлось вмешаться руководителю экспедиции, профессору Отто Юльевичу Шмидту. Он спросил строителей, что им известно о пеших переходах через льды?
По воспоминаниям участников событий, Отто Юльевич так повел разговор. Большинство рабочих - северяне или сибиряки, но разве кто-то из них что-нибудь знает об условиях Край него Севера? Например, с чего они взяли, будто идти придется по ровной местности? Прежде всего, по пути встретятся сплошные полосы высоких торосов, переходить через которые - дело долгое и мучительное. Самые тренированные люди при идеальной погоде могут пройти по торосам километр-другой за день, и это еще в лучшем случае. Кроме того, и по ровной поверхности идти будет не так легко, как может сперва показаться. Снег рыхлый, и лыжи будут вязнуть. Потом, с чего они решили, что не будет встречного ветра или пурги?
Описав обстановку, профессор подвел итог:
- С грузом и в теплой одежде вы и пяти километров за день не пройдете. К тому же вам будут встречаться разводья. Они как узкие речки, их не обойдешь и не перепрыгнешь.
Рабочие принялись уверять, что при таком морозе разводья быстро замерзнут.
- В одном месте замерзнут, в другом появятся новые, - возразил Шмидт.
Напомнил он и еще об одной беде: лед дрейфует не к берегу, а от него. Поэтому, какое бы расстояние путники ни прошли за день, реально оно может равняться нулю, а то и вообще они окажутся дальше от континента, чем были в начале пути. И того и гляди занесет в такие места, где не будет уже никакой надежды на прибытие помощи.
Шмидт напомнил также о печальном опыте многих полярных экспедиции, чьи участники в основном погибали. Заверил, что сотни людей уже заняты организацией спасательной партии.
С этого дня все разговоры о пешем походе прекратились.
Дальнейшее развитие событий подтвердило правоту Шмидта. С континента на помощь челюскинцам было поочередно отправлено несколько спасательных партий - хорошо подготовленных и оснащенных, на нартах и оленьих упряжках - но все их попытки пробиться к лагерю потерпевших завершились провалом. Спасти челюскинцев удалось только при помощи авиации.
Так Отто Юльевич Шмидт уберег десятки людей от опрометчивого шага. А то бы пришлось писать о еще одной трагедии.

Ужасы у озера Доннера
Другой поход имел весьма печальное завершение. Случилось это в Калифорнии на горном перевале Тракки, у озера, чье нынешнее название дано в память о трагических событиях зимы 1846/1847 годов.
Калифорнийская золотая лихорадка была в разгаре. В Калифорнию съезжались сотни тысяч людей - бандитов, авантюристов, просто бедняков, мечтающих выбиться из нищеты... Призрак богатства манил сюда и более-менее благополучных граждан. Таковыми были и члены так называемого Отряда Доннера. Говорят, сагитировали их ехать в Калифорнию два человека - Джекоб Доннер и Джеймс Рид. Так это или нет, в городе Спрингфилд (штат Иллинойс) два-три десятка граждан продали свои дома, фермы, бизнес, купили на вырученные деньги лошадей, повозки, кое-какое снаряжение и припасы. Среди переселенцев были и такие романтики, как лесоруб Стэнтон, известный среди горожан как неплохой поэт.
В апреле 1846 года вереница повозок двинулась через континент. Отряд, состоящий из около сотни человек, включая женщин и детей, возглавляли упомянутые Доннер и Рид. Путь был труден. Движимое имущество загрузили в повозки, так что место там оставалось только для кучера - всем остальным пришлось большую часть дороги идти пешком. Калифорнийского хребта Сьерра-Невада переселенцам удалось достичь только в октябре. По дороге уменьшились их денежные средства, припасы истощились.
К тому времени Джеймс Рид не поладил с кем-то из попутчиков и случайно убил его в драке. За это он был изгнан из отряда и продолжил путь в одиночку. Рид значительно опередил медлительный обоз, добрался до Калифорнии и в городке по ту сторону гор дожидался прибытия своей оставшейся в отряде семьи.
Пространные рассказы о злоключениях группы Доннера порой столь противоречат друг другу, что трудно понять, каков был истинный ход событий. Я перескажу здесь только одну из версий.
В октябре горные перевалы уже были покрыты снегом, начались метели, и местные жители уговаривали Доннера со товарищи переждать с переходом до весны. Трудно понять, что побудило переселенцев принять иное решение - истощение денежных средств или жажда побыстрее достичь золотых приисков. Возможно, индейские проводники, соблазнившись предложенными деньгами, махнули рукой на опасности горных троп и решили не отговаривать нанимателей от рискованного предприятия. Отряд, едва ли адекватно оснащенный и состоящий из людей без опыта зимних путешествий по диким местам, пустился в переход через горы.
На перевале Тракки у одноименного тогда еще озера на подходах к вершине отряд оказался 28 октября. Внезапно начался мощный снегопад, поднялся сильный ветер, переросший в буран. Люди кинулись спешно разбивать палатки. Однако те не были приспособлены для таких условий, да и навыков у членов отряда, по всей видимости, не доставало. Палатки поставили наспех, кое-как, так что их продувало.
По другим сведениям, даже палаток в достаточном количестве не имелось, так что пришлось сооружать импровизированные убежища, стягивая тенты с повозок и вообще применяя всё, что только нашлось подходящего среди имущества. Попытались соорудить навесы из кустарника и елового лапника, но получить надежную защиту от вьюги так и не удалось.
Когда метель миновала, оказалось, что слой снега в окрестностях вырос так, что люди в нем увязали по пояс. Вскоре убедились, что попытки продолжить путь и перейти перевал безнадежны. Надежды найти в окрестностях дичь оказались тщетны - бураны вынудили зверей покинуть местность, а запасы провизии у завязших на месте путников сокращались. Пришлось забивать скот и лошадей.
Немного выждав, предпринимали новые попытки прорваться через перевал. И опять это не удавалось. А день проходил за днем, неделя за неделей, уже наступил декабрь. Не умея как следует устроить временные жилища, люди были измучены холодом, тем более что не всегда удавалось погреться у костра - снег или ветер гасили огонь. Кончились говядина и конина; на мясо принялись забивать собак.
17 декабря группа из 16 человек во главе с поэтом Стэнтоном предприняла отчаянную попытку прорваться через перевал, чтобы привести помощь к оставшимся в лагере. Через три дня мучительного, медленного пути началась вьюга. Снег ослепил Стэнтона; теперь он едва мог идти, а через еще два дня окончательно выбился из сил. Опустившись на снег, Стэнтон нашел в себе силы развести небольшой костер и написать прощальное стихотворение для своей матери. Спустя два-три часа его не стало.
Путь небольшой группы через горы продолжался 32 дня. Только семь человек из нее смогли перейти через перевал и добраться до лагеря индейцев по ту сторону гор. Вид этих людей был ужасен, они были обморожены, истощены, полубезумны, едва могли объяснить, что случилось с ними на перевале и какова судьба оставшихся у озера. Имелись основания предположить, что несколько членов группы по дороге стали жертвами каннибализма...
Известный калифорнийский пионер капитан Саттер принялся спешно снаряжать спасательную экспедицию, к которой тут же присоединился и Джеймс Рид, так и не дождавшийся прибытия своей семьи. Однако по пути спасателям пришлось преодолеть немало преград, основными из которых были все те же снегопады, заносы и снежные бури. К озеру первая спасательная группа пробилась только 19 февраля.
Картину, открывшуюся глазам прибывших, не буду описывать сколько-нибудь подробно, ибо эта тема уже не из области ОБЖ, а для романа ужасов. Упомяну лишь, что убежища, кое-как сооруженные, практически разрушились. После окончательного истощения провианта люди варили и ели кожаные вещи, а там дошло до каннибализма, страшные следы которого были видны по всему пространству лагеря. Среди трупов оказалось 48 полумертвых людей. Многие из них лишились рассудка. Тем временем спасатели едва могли оказать выжившим полноценную помощь, а тем более вывезти их - в группе не оказалось достаточного количества лошадей, а два других спасательных отряда застряли в пути...
Обратный путь спасателей со спасенными также был чрезвычайно труден. Многие из путников умерли по дороге.
Вскоре после завершения спасательной операции выжившие члены Отряда Доннера предстали перед судом по обвинению в убийствах и людоедстве. Судьи, выслушав показания подсудимых и свидетелей о пережитых людьми кошмарах, вынесли вердикт - обвиняемые неподсудны, ибо такие страдания лишают рассудка любого, даже самого сильного человека.
Немало книг написано о трагедии Отряда Доннера, но их авторы заняты более живописаниями ужасов. Куда меньше места уделяется анализу ошибок, приведших к трагическому исходу этого похода. Что ж, многие из них и так очевидны. Подчеркнем лишь отсутствие нужной для зимнего перехода экипировки, а также знаний и опыта, без которых нечего отправляться в зимний поход, тем более через горы.

Авантюра Сесила Родса
Если говорить о «славном походе пионеров» в Южной Африке, то возникает вопрос, насколько в действительности он был неудачным? Если его сравнивать с историей Отряда Доннера, то исход этого похода благополучен. Иное впечатление возникает, если сравнивать, что намечалось, о чем извещалось и чем это дело закончилось.
Британский предприниматель Сесил Роде в конце XIX века обосновался в Южной Африке и составил там огромное состояние на добыче алмазов. Богатства ему было мало - он лелеял мечту об установлении британского владычества по всей южной части «Черного континента». Осуществить это было не так уж легко - большая часть Африки долго оставалась неподеленной и никакой из европейских держав не подчиненной, ибо державы с великой ревностью следили за расширением чужих колоний и предпринимали все дипломатические шаги, вплоть до прямых угроз, чтобы дальнейших расширений не допустить. Обросший политическим влиянием Родс был вынужден преподносить свои планы как исключительно частную инициативу. Большой поход военизированного отряда в глубь территории теперешней Зимбабве для возведения там фортов был организован на личные средства Родса и его компаньонов, организовавших при поддержке британского правительства Чартерную компанию для освоения диких территорий.
Алмазная, а потом и золотая лихорадка в английских колониях и бурских республиках Южной Африки привлекла туда огромное количество народа из разных стран. Не успевшие к поделу алмазных и золотоносных участков мечтали найти новые алмазные и золотые залежи севернее, в малоизведанных районах Замбези и Лимпопо. Так что, когда в начале 1890 года Чартерная компания Родса объявила о наборе добровольцев, от кандидатов не было отбоя. Вербовщики во главе с Родсом могли себе позволить придирчивость и привередливость при их отборе.
Однако подчеркнем одну деталь, которая несомненно отразилась на ходе этой экспедиции. Роде был расистом до мозга костей - идеалом человека для него являлся белокурый англосакс. Но, безусловно, контролируя отбор кандидатов, он руководствовался не только этим. Кандидат был обязан иметь еще и крепкое телосложение, причем без малейших изъянов. Самый ничтожный физический недостаток, и он получал от ворот поворот. Сказаться на судьбе кандидата могло даже отсутствие зуба. Таким образом, ветераны, имевшие опыт проживания и работы в трудных африканских условиях, в отряд не попадали (ведь мало кто из них за проведенные в Африке годы не получил какую-либо травму), зато в него набрали массу чистокровных молодых англосаксов (прямо-таки «истинных арийцев»), крепких, сильных, спортивных, но имевших о здешних условиях смутное представление. Тем не менее, этот «цвет британской молодежи» приводил Родса в восторг, явно выраженный во всех отчетах об экспедиции.
Всего набрали около 600 человек, включая отряд частной полиции Чартерной компании. К ним присоединили группу африканских носильщиков и 200 туземных воинов, которые должны были выполнять вспомогательные функции. Получилась целая небольшая армия, которую снабдили пушками и несколькими пулеметами Максима, поставленными на повозки.
Британские власти заставили Родса не входить прежде времени в конфликт с королем местных племен, поэтому, планируя маршрут, он провел его линию подальше от африканских селений - по территории, практически не разведанной европейцами. Многие его участки были незнакомы даже двум ветеранам-проводникам, возглавившим экспедицию.
В победных реляциях о завершении похода подчеркивалось, что он прошел без сучка и задоринки, как большой парад, и завершился полным успехом, «без человеческих потерь». Было воздвигнуто четыре форта, основной из которых - Солсбери (ныне Хараре) - вскоре «превратился в процветающий город». Газеты Великобритании взахлеб расписывали «бодрый марш геройского отряда пионеров». Поэт Киплинг (у нас более известный как автор романа про Маугли) написал в его честь восторженные стихи.
Истинная история этой экспедиции выплыла на свет только спустя десятилетия, благодаря мемуарам, оставленным одним из ее видных участников. Контраст с победными реляциями оказался столь впечатляющ, что издатели мемуаров не решились включить главу о походе в окончательный текст книги. Судить о нем мы можем по пересказам исследователей, ознакомившихся с самой рукописью (в основном полагаюсь на пересказ А.Давидсона).
Как повествует мемуарист, пионеров мучили жара и жажда, москиты и клещи, повсюду кишели змеи, а затем отряд вошел в районы обитания мухи цеце. Вскоре после начала похода пионеры, чтобы хоть как-нибудь защититься от насекомых, перестали мыться и бриться. В отросших бородах развелись вши. В отряде быстро распространилась дизентерия, а от местной лихорадки не уберегали ни хинин, ни ром.
Немалую опасность представляли дикие звери. Однажды через лагерь пионеров пронеслось стадо слонов, разрушивших всё, что попалось им на пути. В другой раз один человек в нарушение запрета полез купаться в реку и не заметил крокодила...
Роде торопился с походом и не позаботился провести хотя бы приблизительную разведку маршрута, несмотря на то, что договоренность с местным королем как раз о посылке небольших первопроходческих отрядов была достигнута накануне. Поэтому на пути то и дело возникали непредвиденные препятствия - то скалы, то бурные потоки. Перетаскивать через них тяжелые повозки было сущим мучением.
К тому времени как отряд достиг места, где надлежало воздвигнуть первый из намеченных фортов, люди уже были так измотаны долгой трудной дорогой, что не могли построить ничего путного.
Число человеческих потерь росло день ото дня. «Рано или поздно Госпожа Судьба не улыбалась человеку, а нахмуривалась, и то был конец, - писал мемуарист. - Похоронные церемонии, вечер от вечера, сделались столь привычны, что воспринимались уже как просто часть ежедневного распорядка, и на них уже не обращали внимания, а забывали о них уже через пять минут».
Быстро дали о себе знать вопиющие просчеты при снабжении отряда экипировкой. Видимо, Роде всерьез воображал, будто поход окажется легкой прогулкой по курортной зоне: снаряжение, выделенное пионерам его Чартерной компанией, было неадекватным и недостаточным. Одежда - традиционный колониальный набор из шортов, ботинок с высокими гетрами и пр., и так мало способный защитить человека от африканских превратностей - превратилась в лохмотья, причем ботинки развалились так, что многие пионеры были вынуждены скреплять их веревками и тряпками или же продолжали путь босиком по камням и колючкам. Заменить утерянную обувь было нечем. Выжидали, пока кто-нибудь умрет, чтобы снять ботинки с трупа и разыграть их между собой.
Священник, умирающий от лихорадки, просил врача, чтобы его похоронили в ботинках. Как бы не так! Кто-то разул умирающего. «Это было сделано не от желания оскорбить его и не от пренебрежения к последней воле отходящего, - пишет мемуарист. - Тот, кто снял с него ботинки, наверняка на самом деле отчаянно в них нуждался ».
Итак, был ли этот поход успешным или провальным? Остатки отряда достигли конечной точки маршрута, пребывая уже в весьма плачевном состоянии. Форты возвели, но отнюдь не такие, как замышлялось. Вскоре один путешественник, прознавший ранее из газет про красоты Солсбери, попав в этот «процветающий город», был немало изумлен, увидев вместо того поселок из грязных хибар. Многие из пионеров потеряли в походе здоровье и вскоре покинули этот негостеприимный край. Оставшиеся прозябали (если так можно сказать про жизнь в африканской жаре).
Планировавшийся к получению капитал оказался исключительно политическим, и то лишь для Родса. Не нашли ни алмазов, ни золота. А уже через пару-тройку десятилетий Британия стала тяготиться обладанием такими владениями и искала только предлога, чтобы от них избавиться.
Что касается организатора похода, то впоследствии Родса много раз упрекали в некомпетентности, игнорировании местных условий и авантюризме. Поэтому он сделал все возможное, чтобы истинный исход этой «легендарной экспедиции» не стал известен общественности - лишняя тема для таких обвинений была ему ни к чему. 



Источник: http://www.school-obz.org/topics/fen/002.htm
Категория: Аварии и катастрофы | Добавил: otipb (26.09.2012) | Автор: otipb W
Просмотров: 671 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Добавить
Поиск по сайту

2

Новое в блогах